Техносферная безопасность: от концепции к научному направлению


Интенсивное технологическое развитие с интеграцией технических и социальных структур на всех уровнях общественной жизни, от повседневных проблем до систем международных отношений, устанавливает новые техногенные ориентиры для развития проблем безопасности. В современном техногенном мире с неотложной необходимостью разработки методов и средств защиты технологической инфраструктуры важность техносферной безопасности невозможно переоценить.

В российской историографии в последние десятилетия неоднократно предпринимались попытки разработать теоретические и методологические основы техносферной безопасности. Тем не менее, интегрированная концепция еще не разработана. Следует отметить, что в каких-либо словарях, энциклопедиях или справочниках [1] нет определений термина «техносферная безопасность», а его ключевые компоненты, то есть «техносфера» и «безопасность», остаются терминами, имеющими многозначный смысл. Это связано, прежде всего, со спецификой обновления концептуальной основы как технических знаний, так и тесно связанных с этим вопросов безопасности в постсоветской России, учитывая, что рассматриваемое научное поле сформировалось в российском научном сообществе. В конце концов, Техносферная безопасность стала результатом трансформации знаний в рамках интегрированной научной области «Безопасность человеческой жизни», а не принципиально новой концепции безопасности. Поэтому техносферные параметры исследования безопасности сохранили значительную часть противоречий предыдущей аналитической модели.

Намерение российских ученых обновить теоретические аспекты безопасности сформировалось в конце 1980-х годов, когда ослабевшая советская система столкнулась с новыми угрозами, а затем и при ее реорганизации в новой России [2]. В 1989 году была организована Научно-методический совет Государственного образования СССР под названием «Безопасность человеческой жизни» [3], за которым последовал новый курс «Основы безопасности жизнедеятельности» [4]. Новый курс был задуман не только как еще один компонент систематических знаний о социальных и оборонительных мерах по защите населения и экономики страны от последствий несчастных случаев, стихийных бедствий, вражеского оружия и т.д. Эта новая область знаний была направлена ​​на быть систематическим звеном, обеспечивающим единый подход к созданию и поддержанию здоровых и безопасных условий жизни как в повседневной жизни и на работе, так и в чрезвычайных ситуациях [5].

Вначале теоретические изменения коснулись антропологической переориентации, поскольку они отразили новые государственные приоритеты в мерах безопасности. В то время как старые системы основывались на оборудовании и технологиях с учетом возможных опасных и вредных факторов, новый подход «Безопасность человеческой жизни» поместил человека в центр внимания как «меру всего», объединяя все факторы, влияющие на его / ее [6]. Фактически антропоцентрические принципы были сведены к некоторой теоретической «надстройке» (в основном декларативного характера) и к общей системе принципов системы безопасности, которая осталась неизменной. Эта ситуация привела к увеличению количества противоречий, а не к их уменьшению, что отмечалось многими исследователями. Общее недовольство этой ситуацией выразил один из ведущих специалистов в области научных знаний, профессор О.Н. Русак, который написал в 1994 году, что «Безопасность человеческой жизни» не содержит общей теории безопасности, нет четких концепций, а философские и идеологические основы противоречивы [7].

В 1990-х годах был период инициатив и предложений по реорганизации системы знаний о безопасности, среди которых появилась новая концепция техносферной безопасности. В то время термин «техносфера» становился все более популярным у российских исследователей в различных областях научных знаний. Переход от довольно абстрактных проектов к планируемому развитию новой научной области произошел в 2004-2005 гг., и университеты начали готовить специалистов в этой области (2005 г.), так же используя для этого дистанционное обучение (например, учебный центр "Антарес"). В 2006 году вышел первый номер научно-методического журнала «Безопасность в техносфере». В 2009 году «Техносферная безопасность» как отдельная область научных знаний и программа подготовки специалистов была официально утверждена. В то же время вопросы техносферы решались на управленческом уровне, где определенные программы предназначены для обеспечения безопасности человека в техносфере и рассматриваются перспективы их интеграции в общую систему обеспечения «Техносферной безопасности» [8].

Успешное, на первый взгляд, внедрение нового научного направления, фактически, скрывает многие старые противоречия в этой научной области с преобладанием утилитарных и прикладных парадигм, неопределенностью концептуальных основ и довольно смутной общей теорией безопасности.

Прежние парадигмы, провозглашенные в советское время, продемонстрировали свою непоследовательность в изучении безопасности, но все еще остаются на уровне деклараций. Несомненно, процесс формирования новой парадигмы безопасности является долгосрочным процессом из-за сложной трансформации идей и практик, которые сложились давно. Между тем недостаточность концептуальной основы трансформации стала достаточно серьезным препятствием для ее развития. На самом деле, расхождения и разногласия возникали даже в справочных категориях. Эта ситуация привела к аморфности общей теории безопасности, которая в конечном итоге превратилась в набор разнонаправленных исследовательских стратегий, с принципиальными различиями в толковании терминов «опасность», «безопасность», «жизнедеятельность», «угрозы», часто интерпретируются с противоположных теоретических и методологических точек зрения.

Широкое использование термина техносфера в научной и учебной литературе привело к его использованию в самых неожиданных источниках. Тот факт, что этот термин всего за несколько десятилетий превратился в многозначное понятие, далекое от аналитического обоснования и общих концептуальных основ, признается большинством исследователей [9] [10]. Значение этого термина «корректируется» каждой научной областью, если не каждым исследователем, расширяя коллекцию «своих» авторских техносфер. Поэтому термин «техносфера» по-разному понимается в философии технологии и в техносферной безопасности. Более того, общие положения в аргументах большинства специалистов, оперирующих термином «техносфера», вполне очевидны, но найти общий язык для объединения терминов довольно сложно, а иногда и совершенно невозможно. Поэтому разнородность концептуальных аспектов «Техносферной безопасности», как заимствованных, так и переформулированных для решения соответствующих проблем, поразительна.

Техносферная безопасность изначально была задумана как один из краеугольных камней в реализации перехода к новому пониманию окружающей среды и методологической основы для анализа опасностей и угроз, связанных с ней. В то же время эксперты по безопасности редко затрагивают вопросы, связанные с теоретическими основами понятия «техносферная безопасность», пытаясь избежать запутанности философских концепций и футурологических представлений [11]. Они склонны рассматривать техносферу как некую среду или, точнее, техногенную часть жизненной среды современного человека. Исследование «техносферной безопасности» имеет тенденцию относиться к понятию техносферы как «среды обитания, возникшей в результате прямого или косвенного влияния людей и технических средств на природную среду (биосферу) с целью наилучшего приспособления окружающей среды к потребностям человека.»[12]. Это определение ясно демонстрирует общие пробелы в теории безопасности и несостоятельность ее формулировок. Это определение характеризуется крайне расплывчатыми и неоднозначными позициями при отсутствии атрибутивных качеств определенного понятия, не говоря уже об односторонних утилитарных постулатах (которые предполагают своего рода средства, удовлетворяющие потребности человека). Однако самая важная вещь в теории, то есть техносфера, на самом деле размыта, и ее невозможно отличить от ряда других понятий. В научной литературе существует множество терминов, обозначающих искусственный мир, его подсистемы и параметры их взаимодействия. Исходя из рассматриваемого определения, не совсем ясно, чем отличается техносфера от техногенной среды или любых других терминов, предназначенных для обозначения «второй природы», которая формируется в ходе развития технической практики человека. Дальнейшая спецификация термина «техносфера» сводится к «промышленной, городской среде, среде домашних хозяйств», поэтому представления техносферы сводятся к социальной инфраструктуре или ее элементам: населенным пунктам, промышленным зонам и предприятиям, сетям связи, техническим средствам и т. д. [13]. Однако такая конкретизация не помогает прояснить общие проблемы, а только сводит ее к уровню произвольного набора конкретных вопросов.

Терминологический волюнтаризм и общие пробелы в теории техносферной безопасности усилили ощутимый разрыв теории и практики в хаотическом расслоении утилитаризма и абстрактного теоретизирования. В советском прошлом накоплен огромный теоретический и прикладной опыт по конкретным и общетеоретическим вопросам. Однако их понимание было зажато в тисках стандартизированной практики и жесткого, идеологически скорректированного регулирования отдельных дисциплин и областей анализа. Как следствие, существующая система носила чисто прикладной характер и, кроме того, была подвержена новым аспектам теории и практики.

Несомненно, попытки обновить общую теорию техногенной безопасности в 1990-х годах были направлены на решение проблем советского прошлого. Но нередко они только усиливали противоречия между теорией и практикой в ​​концептуальных нововведениях. В конце концов, «» оказалось, по сути, «открытым» для любых нововведений, но объединить их в одном направлении крайне сложно. Развиваясь как самостоятельная область знаний, «Безопасность жизни» изначально задумывался как сложная наука фундаментально прикладного характера. Гипотетически он охватывал практически все области человеческих знаний и опирался на теоретические и методологические основы многих наук. Такое расхождение вместе с отсутствием концептуальной основы для понимания безопасности оказалось увеличением его структурных элементов, которые превратили «Безопасность жизнедеятельности» в аморфный конгломерат методологических и концептуальных стратегий и практик, все еще слабо связанных друг с другом.

Фактически, концептуальные основы Техносферной Безопасности были основаны на эклектическом обосновании обновленных представлений о безопасности и общем пересмотре технологического феномена в конце прошлого века. Однако основные компоненты «Техносферной безопасности», включая вопросы промышленной и пожарной безопасности, гражданской обороны и охраны окружающей среды, техники безопасности и т. Д., Сформировались в советское прошлое. Аморфная теоретическая надстройка в области безопасности жизнедеятельности была построена в виде различных довольно смутных рассуждений о техносфере. В результате техносфера, рассматриваемая многими специалистами в области безопасности как планетарная искусственная оболочка, была произвольно связана с конкретными проблемами охраны здоровья или техники безопасности на транспорте.

Неопределенность концептуальных основ техносферной безопасности способствовала усилению эклектики и общему размытию методологических исследований в этой области. Кроме того, по мере того, как проблемы безопасности становились все более актуальными, к ним подходили специалисты из разных областей науки со своими исследовательскими приоритетами, методами и концептуальными рекомендациями [14]. Теоретическое, методологическое и тематическое «рассредоточение» проблемного поля безопасности в условиях распада прежнего единства интеллектуального пространства и отсутствие согласованных перспектив реорганизации системы безопасности только усугубляли противоречивость их изучение и эклектика методологии.

Не раз попытки объединения разрозненных стратегий и методов изучения проблем техносферной безопасности для обеспечения связи ее теоретических и практических / прикладных компонентов, как правило, были безуспешными, поскольку теоретические основы и само понимание техносферы не были тщательно продумано Однако обновление концептуальной основы следует начинать с ее основных категорий, не пытаясь найти одобрение другого определения термина в социотехнических реалиях или навязать конкретное понимание техносферы технологическому миру. Напротив, сохраняя семантическое ядро ​​понимания техносферы, необходимо скорректировать ее определение в соответствии с эффективными практиками в области безопасности.

В любом случае, техносфера предстает, прежде всего, как исторически обусловленная форма концептуализации технической реальности, которая определяет функционально разработанный взгляд на ее представление. Несмотря на противоречивый характер, эта концепция подразумевает, прежде всего, номинальную область, в которой определения согласованы в контексте вновь введенных терминов. Контекстуальность понятия «техносфера» очевидна, как и специфика ее использования в вопросах безопасности, где она апеллирует к наблюдаемому явлению и подлежит экспериментальным знаниям.

Если мы попытаемся кратко суммировать отличительные черты «техносферы», выделенной в различных дискурсах, и притвориться, что не исчерпываем всего семантического разнообразия использования понятия, а найти ключевые подходы в его интерпретации, мы получим следующее. Техносфера - это термин, который рассматривает техническую реальность как целостную технологическую систему, определяющую жизнь современного общества, сформированного как часть окружающей среды в результате трансформации биосферы с активным прямым или косвенным влиянием человека. Существующая система рассматривается как глобальная техногенная среда, глобализация которой принимается в одном или нескольких ключевых аспектах:

1) весь планетарный масштаб, своего рода земная оболочка (в которой единство и целостность не могут быть сведены к техническому и технологическому объединению или некоторому политическому, экономическому, управленческому соглашению между различными техническими и технологическими системами и регионами, но оно также предполагает сходство и соответствие об основных принципах их функционирования и управления, разной степени их взаимосвязи и близости к основам технической рациональности);

2) общие принципы и механизмы технического развития (закономерности возникновения технологических преобразований техногенной среды, позволяющие сделать выводы о разных уровнях целостности технико-технологических систем);

3) система, которая имеет всеобъемлющий, всеобъемлющий характер по отношению к современному обществу, которая изолирует человека по техногенным параметрам и закрывает функции жизнеобеспечения общества (определяющая роль технических компонентов в функционировании социальной инфраструктуры). );

4) ключевой детерминант современного социокультурного развития (технико-технологическая направленность развития современного общества).

В таком понимании техносфера - это не инвариантное описание, а анализ мира технологий, который устанавливает его общий формат, подчеркивая взаимосвязь отдельных элементов и интегрального состояния. Также важно, что такая интерпретация техносферы без труда соотносится с довольно широким кругом научных направлений в изучении технической реальности.

Использованные источники

[1]     Efremov S V 2013 Management of the technospheric security Brief course (St. Petersburg: Publishing house of Polytechnic University) p 3

[2]     Pavlova N S 2007 The Bulletin of the Orenburg state university vol 7 pp 92-93

[3]     The Order of the USSR State Committee for National Education of March 20 1989 No 203

[4] The Order of the Ministry of Education of the RSFSR of May 27 1991 No 169 On the introduction of a new course in the state general education schools of the RSFSR Fundamentals of life safety

[5]     Stepanova I P  1999 Life safety (Vladivostok: Publishing House of the Far East Institute) p 23 [6] Molev M D, Merkulov A V 2011 Mountain information and analytical Bulletin (Moscow: LLC Mountain book) vol 5 p 229

[7]     Ref: Frolov S 2004 Safety of life (Moscow: New technology) vol 4 p 32

[8]     Efremov S V 2013 Management of the technospheric security Brief course (St. Petersburg: Publishing house of Polytechnic University) pp 3−4

[9]     Ivanov B I 2009 Philosophical problems of technical knowledge (Petrozavodsk: Publishing House of PetrSU) p 31

[10]  Popkova N V 2009 Philosophy of the technosphere Ed The 2 nd (Moscow: LIBROKOM) p 58 [11]  Devisilov V A, Vanaev V S 2012 Safety in the Technosphere (Moscow: Research and publishing center INFRA-M) vol 4 (37) p 63

[12]  Belov S V 2012 Doxology: a textbook for students (Moscow: Publishing house of Yurayt)

[13]  Nevskaya G F, Vladimirov S N, Saft N V Life safety Technosphere Security: Textbook (Moscow: Publishing in MGOU) pp 7-8

[14]  Litvinov E P 2012 Space and time (Moscow: Space and time) vol 1 p 67

[15]  Belov S V 2012 Noxology A Textbook for Bachelors (Moscow: Publishing in Yurayt) p 16


Technosphere Safety: from Concept to Scientific Direction
I.V. Aladyshkin, S.V. Kulik, S.V. Efremov


Авторизация
Забыли свой пароль?