Реалити-шоу - психосоциальный подход


С древних времен мы осознавали необходимость того, чтобы люди представляли свои личные трагедии, их экзистенциальные превратности или просто общие факты их повседневной жизни. Греческий театр был, в совершенстве, максимальным проявлением такой необходимости, что привело к постановке знаменитых трагедий, которыми до сегодняшнего дня восхищаются тысячи зрителей (Bertheld, 2000; Brandão, 2001).

Благодаря технологическому развитию, которое происходило в основном с двадцатого века, комбинация истории, изображения и репрезентации приобрела новую одежду через кино, телевидение и, совсем недавно, компьютер. Текущее явление, которое приобрело известность, особенно в последнее десятилетие, было реалити-шоу (например, перейти на российское реалити-шоу), живые кадры обычных людей, живущих в замкнутом пространстве в течение определенного времени.

Процессы идентификации, по-видимому, лежат в основе успеха реальных представлений, то есть возможность найти отклики на их собственный опыт может быть средством ощущения, включенного в мир людей, нахождения элементов, которые помогают в разработке переживания и смягчить внутреннее одиночество самого человеческого существования.

Мы ищем в художественных проявлениях знакомое, что связывает нас с субъективностью, с эмоциональными переживаниями, которые вновь присоединяются и приобретают форму через представление художника.

Подражание жизни позволяет нам делиться человеческой сущностью с другими: сугубо личный выигрывает социальную основу. Мы больше не единственные; можно понять человеческие ситуации в свете культурной сферы. Мы не совсем одни, потому что другие участвуют в драме, которая, как мы думали, принадлежит только нам.

С другой стороны, наблюдать за сценическим спектаклем - значит отречься от жизни, временно покинуть активное место управления своим существованием. Актер начинает представлять реальную сцену в художественной литературе, предполагая жизнедеятельность. Приостановка деятельности позволяет необходимый отдых, чтобы выработать жизненный опыт. Однако видимой пассивности зрителя соответствует активность самонаблюдения в другом, аффективно-познавательном движении понимания человеческой сущности.

Память о вымышленном характере спектакля успокаивает зрителя, предлагая ему условия для переживания эмоций и чувств, удерживая его под контролем и имея возможность думать о том, что он видит и чувствует. С психологической точки зрения мы можем сказать, что квант психической энергии остается на допустимом уровне, позволяя эго использовать свои ресурсы на службе восприятия, осознания, воспоминания и разработки пережитых переживаний.

В дополнение ко всем вовлеченным психическим процессам постановка способствует сближению людей, которые разделяют одно и то же пространственно-временное представление. Сосуществование объединяет и настраивает социальный феномен, который в течение некоторого времени обеспечивает определенное чувство соучастия, способное перевести зрителей в коллективные проявления - от экстаза до разочарования, от восторженной радости до глубокой грусти, от открытого смеха до безудержного плача. Больше чем катарсическое движение, есть возможность обнародовать частное, социализировать человека, придать ему новый смысл.

Последние десятилетия характеризовались глубокими изменениями в области науки и искусства, семена которых были запущены в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков. Такие преобразования характеризуют то, что называется постмодернизмом, что для некоторых авторов является усилением современной парадигмы в наши дни. Его товарный знак - техноэлектронная революция, которая существенно изменила способ производства знаний и человеческих отношений. Такие технологические достижения имеют значок скорости, которая служит для оптимизации производительности, в том, что касается производительности, потребления и прироста капитала.

Ускорение процессов и процедур производства и потребления приводит к изменению способов мышления и действия индивида и, следовательно, социальных групп. Сегодня вы можете получать информацию в режиме реального времени и поддерживать связь с миром в любое время. Быстрое соединение электронных артефактов сопровождается огромным потоком информации и мимолетными и поверхностными человеческими контактами.

В другом случае (Millan, 2000) мы уже обсуждали такие аспекты:

  • Ускорение оборота в производстве и потреблении повлияло на образ мышления и действия человека. Как следствие, мы являемся свидетелями растущей волатильности и эфемерности моды, продуктов, идей, ценностей и социальных практик.

  • Снимок и одноразовые материалы пронизывают наш опыт, от инструментов, которые мы используем каждый день, до нашего мышления, жизни и общения (стр. 64).

Замечено, что эстетика превзошла этику как центр интеллектуальных и социальных интересов; образы доминировали над повествованиями; эфемерное и фрагментарное одержали победу над вечными и универсальными ценностями. Другими словами, произошла гегемония означающего над значением, что сместило важность истории на второй уровень и впечатлило значение формы и изображения.

Таким образом, телевидение и компьютер являются в основном представителями постмодернистского идеала, поскольку они отдают приоритет абсолютной скорости, делают ненужными пространственные перемещения и сводят на нет важность времени и продолжительности (Pelbart, 1996). Оба предлагают интерактивность (особенно с цифровым телевидением), предлагая людям все больше и больше относиться к электронным устройствам. Социальные отношения, опосредованные машинами, способствуют сокращению числа живых встреч и подпитывают людей виртуальной природы.

Другим фактором, который способствует постоянству людей в их личных пространствах, является вопрос общественных мест, которые когда-то пригодились для общественных собраний, но сегодня они стали неблагоприятными и странными, особенно в больших городах, из-за роста преступности, интенсивного движения транспортных средств , загрязнение окружающей среды, архитектурная дехарактеризация и т.д.

Столкнувшись с таким сценарием, возникает вопрос о типах репрезентативных элементов, с которыми может идентифицировать современный субъект.

Обесцененная и высмеянная субъективность заменяется поверхностностью реального в природе, в которой изображение является суверенным.

Поэтому функция этого типа программы заключается в углублении отчуждения, препятствующего процессам критического мышления. Для этого примитивные аспекты человеческой психики мобилизуются через соблазнение зрителя, то есть, считая себя могущественным и способным решать судьбу участников, зритель увлекается нарциссическим изображением, отображаемым на экране. Удовольствие приходит от триумфа и всемогущества, что в итоге создает порочный круг потребления и аудитории.

Несмотря на бесперспективные рассуждения о зрителях настоящего, мы, как зрители, можем также ожидать новых исследований по этому предмету, которые направлены на углубление и критическое размышление, способствуя осведомленности всех нас.

Использованные источники

  1. BAUDRILLARD, J. Télémorphose. Paris : Sens & Tonka, 2002.
  2. BERTHELD, M. História Mundial do Teatro. São Paulo: Editora Perspectiva, 2000.

  3. BRANDÃO, J. S. Teatro Grego – Tragédia e Comédia. Rio de Janeiro: Editora Vozes, 2001.

  4. BOSI, E. O Tempo Vivo da Memória. São Paulo: Ateliê Editorial, 2003.

  5. BUCCI, E. Televisão Objeto: a Crítica e suas Questões de Método. Tese de Doutorado em Comunicação – Escola de Comunicação e Artes da Universidade de São Paulo, São Paulo, 2002, 299 f.

  6. COULDRY, N. Playing for Celebrity: Big Brother as Ritual Event. Riverside:Television & New Media, v. 3, n.3, 2002.

  7. CURVELLO, V. Big Brother Brasil – Realidades Espetacularizadas. Disponível em: bocc.ubi.pt. Acesso em 14 jun. 2004.

  8. GULLO, A. Professores da USP Discutem o “Segredo” dos Reality Shows. Disponível em: www2.usp.br/canalacontece. Acesso em 27 fev. 2005.

  9. HILL, A. Big Brother: the Real Audience. Riverside:Television & New Media, v.3, n.3, 2002.

  10. JONES, J. M. Show your Real Face. Chicago: New Media & Society, v. 5, n.3, 2003.



Авторизация
Забыли свой пароль?